Вена

Топ достопримечательностей

Карлскирхе с рождественской ярмаркой, Вена Дом Хундертвассера, Вена

Карлскирхе (Церковь святого Карла)

Дом Хундертвассера

Лестница в музее Ратуша во время Рождественской ярмарки, Вена
Музей Истории Искусств Рождественская ярмарка на Ратхаусплатц
Те самые облака, деталь чумной колонны, Вена Собор святого Стефана (Штефансдом), Вена
Чумная колонна Штефансдом

Рождественский Грабен с ёлочным базаром, Вена

Грабен

 

Вступительные слова

Вену можно назвать классическим городом для туризма. В ней есть всё, за чем принято приезжать в Европу. Красивые дома в барочном стиле, аттракцион в виде покатушек в каретах, несколько дворцов (Хофбург, Бельведер), в том числе загородный с зоопарком (Шёнбрунн), красивый городской парк (Штадтпарк) и загородный массив (Венский лес), немыслимое количество музеев, как обязательная картинная галерея с шедеврами Старых Мастеров, так по интересам (дом-музей Зигмунда Фрейда). Классическая красота разбавляется новинками в архитектуре (дом Хундертвассера, Сецессион). И над всей этой классической красотой царственно парит южный шпиль собора св.Штефана.

Может показаться, что город застыл во временах правления Франца-Иосифа, но это не так! Так могут подумать только те, кому ещё не посчастливилось побывать здесь. И прежде чем описать значимые достопримечательности Вены, я поделюсь с Вами тем, что наблюдал на улицах города.

Общие впечатления

Вена. Я ожидал от неё какой-то тяжеловесной помпезности, мрачных зданий, нависающих, подавляющих и угнетающих тебя. Я ожидал, что они будут такими большими, как будто в них живут великаны, а не люди. Я заранее полюбил её и считал лучшим городом в мире. Я мечтал побывать в ней с поездки в Прагу, то есть уже 3 года.

И в первый же вечер я остался без всех этих иллюзий. Во-первых, дома оказались нормального человеческого размера. Во-вторых, барочный орнамент вовсе не нависал над моей головой и отнюдь не угнетал меня. В-третьих, венцы оказались не каким-то манерными и надменными, продолжающими жить во временах своей былой имперской славы, а современными людьми. Примерно половина из них одевается в тех же бутиках, что и Москва. Но вторая половина ходит в костюмах и с новомодными причёсками, которые стали рекламным трендом в том же Вконтакте только год спустя. Разрыв шаблона случился, когда трое парней шли сильно навеселе и им широкой улицы Ринга было мало. И только тогда я понял, что русские не столько пьют, сколько творят из этого миф. Проблема русских заключается в другом – мы не умеем улыбаться и веселиться.

Гуляя по городу, я заметил множество барчиков, настолько узких и тесных, что в них может начаться клаустрофобия. И вечерами венцы набивают в них, как огурцы в бочку, устраивают оглушительный гвалт, а те, которые курят, высыпают на улицу. И все стоят – для стульев в этих заведениях просто нет места.

До поездки я наделил венцев каким-то бюрократическим крохоборством, и в первое же утро увидел, что это не так. Из окна наблюдал, как одна безалаберная женщина, садясь в машину, подмела всю соль с тротуара полой своего пальто. Ну как тут не вспомнить, как наши соотечественники в электричке иной раз подстилают газетку или пакетик!

 

Глядя на венцев я осознал, что всю жизнь путал понятия приверженности традициям и какого-то снобизма. Венцы, кажется, очень консервативны, но ни капли не снобы. Знакомство с ними началось с паспортного контроля. Помню, как легко нам проштамповали испанцы. Теперь считаю, что испанцы штампуют долго. У венцев даже очередь с самолета не успевает образоваться. Хорошо, что мы с женой открыли паспорта на нужной странице, а то он не туда поставил штамп. Я не успел ему сказать «Guten Abend!» как уже следующий.

Они любят говорить между собой на всю улицу, на пол-улицы им не интересно. Их совершенно не напрягает толкучка. И, что интересно, при самом беспорядочном движении, нас никто ни разу не толкнул.
Мужчины лет сорока-пятидесяти одеваются в пальто, шляпы, белые рубашки, обязательно при галстуках и носят зонты-трости. Но при этом как двадцатилетние любят посидеть в барах после бары, что-то рассказывают и размахивают руками. Венцы очень эмоциональны. Кстати, о барах, здесь есть целый квартал баров (каждая дверь — новый бар). Некоторые из них размером с тамбур электрички. И венцы набиваются в них и пьют даже стоя.
Также они любят пить на рождественских ярмарках глювайн. С кружками из-под него ходят абсолютно все. И что самое удивительное, я нигде не видел разбитых кружек. Может потому что из можно сдавать назад за 2,5 евро.
Дамы в возрасте могут стоять перед витринами, например, ювелирных что-то в них рассматривать и, обсуждать между собой.
В отличие от центра Праги или Кракова, например, центр Вены действительно живет, а не только зарабатывает на туристах.

 

И все одиннадцать дней я осматривал Вену и никак не мог понять, нравиться ли она мне или нет. Не мог и долгое время после. А потом, когда понял что хочу ещё раз в неё вернуться, пришло осознание, что это очень хороший город.

Туристов много, но все они кучкуются в определённых местах – на Грабене, около Штефансдома и Хофбурга etc. На остальных ты остаёшься наедине с этой австрийкой, которая ищет свой нелёгкий путь, балансируя между сохранением своего имперского прошлого и приобретением комфортного настоящего.

Знаете, ей как никому другому идёт немецкий язык. Если представить, что её вывески будут написаны без всех этих «zum» и «seit», любовно выведенных готическим шрифтом, то её барочные улочки сразу становятся осиротелыми.

И ещё – нигде больше не умеют так прикольно оформлять витрины, будь то маленьких галерей или бутиков. Подчас перед ними можно простаивать часами и любоваться, любоваться…

This site is protected by wp-copyrightpro.com