Замоскворечье

Москва-река

Москва-река

Москва-река делает глубокую излучину на север, и на самом изгибе её русла как раз и находится Кремль. С востока на другом берегу находится Таганка, с запада — Хамовники. Замоскворечье очень удобно для пеших прогулок. С севера на юг, к Садовому кольцу, проходит четыре основных магистрали: Пятницкая, Большая Ордынка, Большая Полянка и Большая Якиманка.

Вообще, Замоскворечье в широком смысле – это районы сам Замоскворецкий, Якиманка в ЦАО и Донской и Даниловский в ЮАО.

Остров Балчуг

Фабрика «Красный октябрь»

Фабрика "Красный октябрь", остров Балчуг, Москва

Фабрика «Красный октябрь», остров Балчуг, Москва

Дети – жертвы пороков взрослых

Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

В восточной части печально знаменитой Болотной площади находится произведение гения нашего времени – Михаила Шемякина. Работа, скульптурная композиция, называется «Дети – жертвы пороков взрослых» и состоит аж из 15 фигур! Это очень много!

Малчик и девочка

Мальчик и девочка, Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Мальчик и девочка, Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

В центре композиции и на переднем плане для нас стоят дети, мальчик и девочка. В отличие от всех остальных фигур они выделены золотым цветом, потому они и являются светом.

У детишек завязаны глаза, они бредут на ощупь. Это видно по их протянутвм рукам. Видимо, они ищут свой золотой шарик.

Также у их ног лежат две книги – «Народные русские сказки» и «Сказки» Пушкина.

Наркомания

Наркомания, Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Наркомания, Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Самая левая скульптура – олицетворение наркомации. Это легко угадывает по шприцу в её левой руке. Вообще же это пожилой лысый мужчина, субтильного телосложения, но одетый дорого, во фрак. Вполне возможно, что костюм ему шили на заказ. Что называется, «с иголочки».

За спиной у него пара крыльев, но не оперённых, а как будто металлических. Как будто две косы. Перед нами не ангел, который предлагает благодать в левой руке, а падший ангел, который увлечёт за собой в ад.

Проституция

Проституция, Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Проституция, Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Вторая фигура – проституция с жабьей головой. Шемякин сильно подчеркнул её груди. Видимо показывая нам, что за первичными половыми признаками мы даже не смотрим на лицо, а оно очень даже говорящее.

Вообще же, в скульптуре есть что-то от Возрождения, то ли босхианское, то ли раблезианское и даже гоголевское.

Воровство

Воровство, Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Воровство, Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Не меньше гоголевского и в третьей фигуре – Воровстве. Ну чем не Ноздрёв! Тут заядлый картёжник в придорожном трактире то ли под Нижним Новгородом по пути из Москвы в Казань, то ли в Малоярославце на Старом Варшавском шоссе уносит кошель с золотом. Оборачивается и самодовольно ухмыляет. Свет от свечи на ломберном столе падает на его лицо, его черты заостряются и искажаются, превращаясь в кабаньи.

Алкоголизм

Алкоголизм, Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Алкоголизм, Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Четвёртая фигура – Алкоголизм, въезжающий в круг верхом на винном бочонке. На бочковой крышке мы видим маскарон сатира, чья морда застыла в пьяных веселье и оглуплении.

Сам Бахус сидит с мраморным и весьма серьёзным лицом, как король на троне. Вместо скипетра и него кубок в виде рога изобилия, но к подставке прикреплены шутовские бубенцы. Вместо державы – жбан вина.

От чрезмерного чревоугодие тело Бахуса потеряло всякую форму. Талия обросла жировым поясом, грудь обвисла и легла на этот самый пояс. Мышцы ног и рук обрюзгли.

Невежество

Невежество, Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Невежество, Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Пятая фигура – Неведежство с ослиной головой. Видимо, самое членораздельное, что оно может издавать – это иа-иа. Осёл был символом глупости со времён Апулея, а когда тот помудрел и удостоился съесть розу, то превратился обратно в человека.

Осёл держит в левой руке погремушку, шутовской скипетр, ибо единственное, что его носитель может делать, так это пустословить.

В правой руке он показывает нам карманные часы. То есть, что нет ничего более необратимого, чем упущенное время и вообще memento mori.

Лжеучёность

Лжеучёность, Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Лжеучёность, Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Шестая фигура – Лжеучёность. Подобно Фемиде, богини Правосудия, у этой тоже закрыты глаза, чтобы быть беспристрастным.

На груди у неё закреплена брошь то ли в виде солнца, то ли в виде головы Медузы Горгоны. Если это ложное солнце, то оно нам показывает, как лжеучёность ослепляет нас, и мы не видит правды. Если это голова Медузы, то Лжеучёность пародирует Афину, богиню цивилизации.

В левой руке Лжеучёность держит развёрнутый свиток с древом Сефирот, то есть лженаукой, выросшей из Талмуда. Под свитком стоит алхимическая реторта. Ещё одна лженаука. Заметим, что реторта стоит на трёх шарах, то есть на очень шатком основании, которое в любой момент может разъехаться, и вся стройная конструкция алхимии разобьётся вдребезги в буквальном смысле слова.

В правой руке Лжеучёность держит двуглавую марионетку. Причём это не двуликий Янус, бог порогов и дверей, а две головы лошадей. Видимо, Шемякин хотел показать, что жертвы лженаук сами не знают, куда смотреть и где искать правды.

Заметим, что у марионетки хвост как у ящерицы. Вполне в духе Босха или Брейгеля.

Пропаганда насилия

Пропаганда насилия, Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Пропаганда насилия, Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Перенесёмся через седьмую фигуру сразу к восьмой. Это торговец оружием, олицетворяющий Пропаганду насилия. Метафора проста – насилие нужно тому, кто на нём наживается.

Торговец одет во фрак и высокий цилиндр. На нём венецианская полумаска (прикрывает только глаза) с длинным носом, как у Доктора Чумы. Прозрачный намёк, что он эмиссар смерти в нашем живом мире.

В правой руке он держит щит, на котором изображено самое современное оружие. Типа оно не для нападения, оно для защиты (нарисовано на щите).

В левой руке он держит фонарь, поставленный на кипу книг. Как я понимаю, Пропаганда насилия всегда освещается (под нужным углом) книжной мудростью.

Садизм

Садизм, Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Садизм, Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Девятая фигура – Садизм. Это антропоморфный Носорог в монашеской рясе.

Для беспамятных

Позорный столб для тех, кто без памяти, Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Позорный столб для тех, кто без памяти, Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Десятая скульптура – единственная, которая неантропомофная. Это просто позорный столб с колодками наверху. И он предназначен для беспамятных. Для тех, кто забыл ошибки прошлого и поэтому обречён повторить их в будущем. Следовательно, страдания были бессмыслены. Следовательно, колесо истории провернётся на месте ещё раз и повторно раздавит человеческие судьбы и жизни за неувыченные уроки и несделанные выводы. Значит, дети повторят наши страдания.

Обратим внимание, что по столбу вверх ползут змеи.

Эксплуатация детского труда

Эксплуатация детского труда, Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Эксплуатация детского труда, Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Одиннадцатая фигура – это фабрикант с птичьей головой. Он символизирует эксплуатацию детского труда. Вполне себе диккенсовский персонаж.

Под его левой рукой стоит миниатбра его завода. Слово в насмешку над агиографией святых. Они часто изобраются с собором или монастырём на ладони, который основали.

Нищета

Нищета, Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Нищета, Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Двенадцатая фигура – Нищета. Измождённая старуха. Посох и протянутая рука показывают, что она христарадничает.

Война

Война, Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Война, Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Тринадцатая, самая страшная фигура, – Война. Да и число, думается мне, выбрано не случайно. Подобно первой, Наркомании, это тоже падший ангел. Это видно по крыльям.

Этот одет в рыцарский панцырный доспех, но вместо шлема у него противогаз. Может быть, отсылка к Первой мировой, когда использовали хлор. В руках этот ангел-истребитель держит бомбу с головой Микки Мауса на наконечнике. Как бы говоря детям, что война – это тоже игрушка, игра в оловянные солдатики или даже с Микки Маусом.

Равнодушие

Равнодушие, Дети - жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

Равнодушие, Дети — жертвы пороков взрослых, Болотная площадь, Балчуг, Москва

А теперь вернёмся к седьмой фигуре, которую мы пропустили. Если два падших ангела Наркомании и Войны, стоящие по краям, образуют симметрию своими крыльями и позами, то ось симметрии приходится имеено на седьмую скульптуру. Это Равнодушие.

Как бы ни были страшны, ужасны и омерзительные другие порок, но этот занимает центральное положение да и просто поднят выше на счёт гранитного пьедестала. Это показывает нам порок Равнодушия, как главный и самый страшный, ужасный и омерзительный.

Равнодушие симметрично. Его тело – это крышка гроба, что говоряще. Безразличие к детям – это крышка гроба для них. Фигура скрещивает нижнюю пару рук на груди. Закрытая поза. Отстранение от проблемы. Вторая пара рук затыкает уши. Плюс закрыты глаза.

Чуть приглядевшись, понимаешь, что глаза закрыты не на лице, а на маске, надетой на затылок. То есть Равнодушие ещё и отвернулось от детей.

Буддистские добродетели ни говорить зла, не видеть зла, не слышать зла оборачивают пороком отсутствия эмпатии.

Якиманка и Замоскворечье

Климентовская церковь

Климентовская церковь, Климентовский переулок, Москва

Климентовская церковь, Климентовский переулок, Москва

Церковь святителя Григория Неокесарийского на Большой Полянке

Церковь святителя Григория Неокесарийского, Большая Полянка, Москва

Церковь святителя Григория Неокесарийского, Большая Полянка, Москва

Воскресенская церковь в Кадашах

Воскресенская церковь, 2-й Кадашёвский переулок, Москва

Воскресенская церковь, 2-й Кадашёвский переулок, Москва

Скорбященская церковь на Большой Ордынке

Скорбященская церковь, Большая Ордынка, Москва

Скорбященская церковь, Большая Ордынка, Москва

Донской район

Донской монастырь

 

Ансамбль состоит из Больничного храма Архангела Михаила (усыпальница князей Голицыных), храма Александра Свирского, храма Иоанна Лествичника, Западные ворота и колокольня с церковью праведных Захарии и Елисаветы, храм Александра Невского, Храм Тихона, Патриарха Всероссийского, с нижним храмом Вячеслава Чешского, храм Георгия Победоносца, Храм Иоанна Златоуста с нижним храмом великомученицы Екатерины плюс архимандритские покои.

 

Плюс само Донское кладбище.

 

Плюс башни и стены: Надвратный храм во имя Тихвинской иконы Божией Матери. По углам стоят круглые башни, в разрыв прясел — квадратные.

Донской монастырь возвели по приказу царя Фёдора Иоанновича Романова в честь победы над крымским ханом Газы Гераем. Место было выбрано не случайно. Он завершал оборонительное полукольцо монастырей-крепостей, которые должны были оборонять Москвы с юго-востока от степняков. В полукольцо также входили Спасо-Андроников, Новоспасский, Симонов, Данилов и Новодевичий.

Малый («Старый») собор иконы Божией матери

Малый собор стал первой постройкой монастыря. Архитектором, предположительно, был Фёдор Конь. Он не соответствовал типовой архитектуре классического собора того времени и больше напоминал приходскую церковь. В дальнейшем по его образу построили храм Покрова в Рубцове и Казанский собор на Красной площади.

Большой («Новый») собор Донской иконы Божией матери

Строят в нарышкинском стиле.

 

Тихвинская церковь на Серпуховском валу. Конструктивисткий квартал. Шуховская башня. Ризоположенская церковь.

В Даниловском районе. Даниловский район. Дом-корабль на Большой Тульской.

В Гагаринском районе. Памятник Гагарину.